Москва +6 °C, дождь.

ПОБЕДИТЕЛЬ КОНКУРСА СМИ МИНСТРОЯ 2016
ferronordic

Лента новостей

13:51
Какую погоду Гидрометцентр обещает в Москве на майские праздники
13:40
Чем займется начавший работать в Крыму Архитектурный совет
13:29
Что случилось с пассажиром на станции «Калужская» в метро Москвы
13:12
В «Газпроме» назвали срок начала прокладки первой нитки «Турецкого потока»
12:48
Почему в ЖКХ Москвы срочно объявлен усиленный режим работы
12:28
Где в Волгограде возведут важную автодорогу за 110 млн рублей
12:17
Названы сроки завершения отопительного сезона в Московской области
12:16
Как в Боткинской больнице Москвы реставрируют корпус, где лечили Ленина
11:52
В России разработали дорожный материал с удивительными свойствами
11:44
Как на Сахалине решат проблему расселения ветхого жилья
11:36
Мосгосэкспертиза и ПАО «Транснефть» подписали важное соглашение
11:14
Какие старинные находки раскопали на стройке ЖК в Екатеринбурге
10:54
Вот сколько пятиэтажек осталось снести в Москве по первой программе
10:51
Как в Якутске начали строить Дворец современного искусства имени Ю.А. Гагарина
10:30
Интересные итоги прошедшего в Москве съезда НОПРИЗ
10:18
Где в Перми началось строительство крупнейшего гипермаркета стройматериалов
09:41
Какие производства инвесторы из Словении намерены возвести в Калининградской области
09:36
Почему эти районы Москвы уже исключили из программы сноса пятиэтажек
17:50
Особенности открывшегося в Красногорске форума «Энергоэффективное Подмосковье»
17:15
Почему Госстройнадзор пригрозил остановить стройку ЖК «Три кита» в Мурино в Ленобласти
Все новости

Архив публикаций

«    Апрель 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Последние комментарии

Курс ЦБ на 27.04 USD:  56.31310,467 EUR:  61.50520,712 Курс нефти Brent: 51,48-0,96

Эрик Шпиллемейкерс (ПРОМАТ): России нужна независимая пожарная полиция

logo russianconstruction.com
Эрик Шпиллемейкерс (ПРОМАТ): России нужна независимая пожарная полиция

Топ-менеджер известной компании-производителя огнезащиты анализирует ситуацию на российском рынке и делится планами на будущее

— Г-н Шпиллемейкерс, Вы курируете в России бренд ПРОМАТ, связанный с производством огнезащитных материалов и решений. Это самостоятельная компания или часть международного холдинга? Как давно огнезащитные материалы ПРОМАТ представлены на мировом строительном рынке?

— ПРОМАТ является 100-процентной дочерней компанией бельгийского концерна ETEX со штаб квартирой в Брюсселе. Этот концерн — полностью частный, принадлежит одной семье, но управляется открыто. ETEX работает в 70 странах, и примерно в 40 из них у него есть собственное производство. За 2015 год общий оборот концерна составил более 3 млрд евро.

 

— Какова, на Ваш взгляд, главная миссия компании, производящей материалы для огнезащиты?

— Компания ПРОМАТ существует 50 лет. Наша задача — разъяснение и предотвращение рисков пожаров в зданиях и на строительных площадках. Мы сохраняем жизнь и здоровье людей с помощью современных решений по огнезащите строительных конструкций.

 

Как давно ПРОМАТ работает в России? Не могли бы Вы поделиться стратегическими планами развития компании на российском рынке?

— ПРОМАТ работает в России уже 11 лет, и наши стратегические цели здесь такие же, как и во всем остальном мире: выстроить отлаженный бизнес огнезащитных материалов.

Почему Россия? Потому что это самый большой европейский рынок конструктивов, и мы должны здесь присутствовать, чтобы помочь россиянам организовать качественную огнезащиту.

 

— Планируете ли Вы построить в России завод, уменьшив тем самым расходы на логистику и ввозные пошлины?

— В России достаточно огнезащитных материалов, но они не всегда обеспечивают хорошую защиту от огня. Чтобы построить завод, нужно сначала достичь критический массы закупок огнезащитных материалов, а знаний о качественной огнезащите в России пока еще недостаточно.

Тем не менее большая часть продукции уже изготавливается непосредственно в России, и мы продолжаем инвестировать денежные средства в завод на территории Калужской области, в Детчино, недалеко от Москвы. И если бизнес пойдет, как мы планируем, то через два-три года компания собирается наладить  производство огнезащитных плит в Детчино.

 

— В какую сторону движется развитие мирового производства огнезащитных материалов, какие новые технологии или материалы могут быть применены? Как с этим работает ваша компания?

— В наши дни существует два основных направления производства огнезащитных материалов, и мы используем оба.

Первое — разработка материалов, которые содержат в себе достаточное количество химически связанной, то есть кристаллизованной воды. Когда при пожаре температура достигает 100 градусов, в огнезащитном материале она остается на этом уровне до тех пор, пока вся вода из него не испарится.

Другой путь, по которому можно идти, — это производство так называемых суперизоляторов: прежде всего это микропористая технология и аэрогель, который практически изолирует людей от огня.

В своих разработках и на практике мы применяем обе технологии. Сейчас пытаемся комбинировать, одновременно используя химически связанную воду и суперизоляторы.

У нас есть собственные исследовательские центры в Бельгии и во Франции, всего научно-исследовательскими работами занимаются порядка 90 человек. Кроме того, в странах, где есть отделения ПРОМАТ, имеются свои технические отделы, сочетающие и технические, и научно-исследовательские функции. Их задача — адаптировать все инновации ПРОМАТ к требованиям и условиям локального рынка и законодательства, а также разработка новых решений.

 

Эрик Шпиллемейкерс: «Российское государство проявило большую мудрость в разработке законодательства, касающегося огнезащиты. Но нужно тщательно следить, чтобы эти требования соблюдались»

 

— Какие меры, по Вашему мнению, может предпринять российское государство, чтобы поддержать иностранные компании, инвестирующие в местный рынок? Например, какую помощь вы хотели бы получить через два-три года, когда примете решение расширять производство на заводе в технопарке Детчино?

— Единственная помощь от государства, какая бы нам пригодилась, это административная — то есть с разрешительными бумагами, которые необходимо получать.

 

— Пока, к сожалению, количество разрешительных документов в России выражается трехзначным числом...

— Да, это самое большое препятствие, которое нам предстоит преодолеть.

С другой стороны, отмечу, что российское государство проявило большую мудрость в разработке законодательства, касающегося огнезащиты. И нужно тщательно следить, чтобы эти требования соблюдались. На мой взгляд, государство должно прилагать больше усилий в этом плане.

К слову, главное различие между рынками огнезащиты России и Европы заключается в том, что в Европе подрядчики более строго соблюдают законодательство и следуют регулирующим нормам.

 

— А что в связи с этим Вы могли бы предложить, чтобы отрегулировать этот вопрос в России?

— Мы видели аналогичную ситуацию в различных странах Западной Европы. Надо признать, что внедрение независимой пожарной полиции положительно отразилось на соблюдении законодательства в таких странах, как, например, Италия и Швейцария. Но подчеркну: такая полиция должна быть действительно независимой.

 

— Как ваша компания продвигает свои материалы на российском рынке?

— Работа ПРОМАТ — донести до архитекторов и проектировщиков информацию о том, какие наилучшие, самые современные решения по огнезащите можно применить, какие материалы существуют и могут быть использованы.

Мы должны не прятаться за требования и нормы законодательства, а брать на себя ответственность за наши решения. Что мы и делаем, уделяя достаточное время презентациям наших решений для архитекторов и проектировщиков. 

 

Эрик Шпиллемейкерс: «Надо признать, что внедрение независимой пожарной полиции положительно отразилось на соблюдении законодательства в таких странах, как, например, Италия и Швейцария. Но подчеркну: такая полиция должна быть действительно независимой»

 

— Не могли бы Вы привести примеры крупных строительных объектов, на которых применялась продукция ПРОМАТ, в том числе и в России?

— В России материалы компании ПРОМАТ использовались на многих нефтеперерабатывающих заводах. Несколько башен Москва-Сити также защищены продукцией ПРОМАТ.

Вы можете выбрать любое большое здание в мире — и с очень большой вероятностью там будут использованы материалы ПРОМАТ: башни-близнецы в Куала-Лумпур, здание Европейского Банка во Франкфурте и т.д.

Даже на Эйфелевой башне ресторан наверху защищен материалами ПРОМАТ: по периметру идет огнезащитное остекление (к слову, так же, как и на Останкинской башне).

 

— ПРОМАТ также производит огнезащитное стекло?

— Да, мы стараемся иметь разнообразные и всеобъемлющие решения. И конечно, нам нужно было огнезащитное стекло, поскольку этот материал играет важную роль в современной архитектуре.

 

— Вы довольны работой на российском рынке — не только с точки зрения прибыльности, но и в плане комфортности работы?

— Вполне доволен, я люблю приезжать в Россию. В этом году я здесь уже третий раз. Но должен отметить, что вести бизнес в России гораздо сложнее, чем в Западной Европе.

Почему? Дело в том, что Россия — большая страна, а мы достаточно поздно зашли на российский рынок (ПРОМАТ, повторю, здесь всего 11 лет), тогда как в других странах компания присутствовала с самого начала внедрения требований по огнезащите, что, конечно, намного проще в плане работы.

 

— Экономическая ситуация в России как-то сказывается на оборотах компании в последние два года?

— Разумеется. Во-первых, кризис, а во вторых, санкции и контрсанкции, которые практически блокировали наш бизнес. Конечно, мы увидели это в наших цифрах.

 

— За каждым снижением всегда бывает подъем. Готова ли компания к экономическому росту и увеличению объемов строительства, которые повлекут за собой подъем спроса на материалы? Способны ли вы удовлетворить потребности  рынка?

Да, мы готовы. И это хорошо, что время от времени случается кризис. Поскольку он позволяет ощутить все вызовы, выводит из заблуждения о том, что бизнес идет автоматически, и готовит к новому подъему, мотивируя посмотреть на вещи новым взглядом.

 

—  Г-н Шпиллемейкерс, в заключение позвольте задать Вам вопрос личного характера: как Вы проводите свободное время, чем увлекаетесь?

— Обычно я провожу свободное время с семьей. Мы путешествуем, ездим на велосипедах.

 

— Спасибо, за интересный разговор. Успехов в Вашем бизнесе!

Беседу вел Александр ГУСЕВ, подготовил Андрей ЧЕРНАКОВ

Видео

Добавьте комментарий

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Войти через
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Партнеры

Наверх